Как я рыскала по Жироне в поисках еды

by Катерина Гришина March. 22, 2018 327 views

Маршрут Greenway в Каталонии. День 3: Ла Салют – Жирона (59 км). Май 2017

Часть 9

После плотины Сускеда дорога пошла гладенькая, комфортная. Она была вырублена приступочкой вдоль ущелья. Где-то внизу ручей облизывал валуны и журчал, подманивая фотографов, чтобы те сделали из него стотысячный кадр на долгой выдержке.

Но я же художник, я не могу себе позволить такую банальность, тем более что уже согрешила, нащелкав мульён вполне посредственных кадров с горами. Впрочем, сейчас уже жалею о том, что не полезла к ручью, даже когда он оказался совсем близко.

В путешествии очень сложно фотографировать: для тебя все вокруг необычно, свежо и удивительно. Поэтому кажется, что каждый кадр грандиозен. А потом, когда начинаешь разбирать фотографии, оказывается, что все это – скучный мусор, если смотреть со стороны. Смысл в нем появляется только тогда, когда ты наполняешь эти кадры историей.

Люди годами учатся фотографировать, чтобы сделать безупречную фотографию с озером, в котором отражаются красивые четкие горы, пара облачков и идеально пойманный свет. Но чем в результате наполнена эта фотография? В лучшем случае на переднем плане будет какая-нибудь девушка в шортах со счастливо воздетыми к небу руками – типа персонализация.

А за кадром: фотограф встал до рассвета, пришел на точку, весь увешанный дорогими фотографическими прибамбасами, выставил все на штатив и ждал света. Что-то вроде рыбалки: атмосфера, медитация, но хороший улов – редкость. Особенно бесят фотографии морского берега, усыпанного валунами, на длинной выдержке, снятые с низкой точки. Эти карточки уникальны, они разные, как отпечатки пальцев, и все одинаковы – как пальцы.

Впрочем, как надо делать правильно, я и сама не знаю. У меня есть только вопросы. Ответов до смешного мало.

Зато есть еще один ответ на вопрос, почему я не полезла фотографировать ручей: очень-очень хотелось есть. С утра удалось добыть лишь бутерброд, кофе и один банан, а дело двигалось к вечеру, и мысль об ужине радовала больше, чем красивые пейзажи.

На этом отрезке пути я останавливалась редко, фотографировала мало, обрадовалась, когда ущелье закончилось и через полкилометра после него легко нашлась велодорожка, ведущая в Жирону. Она была очень уютная, удобная, и я ее абсолютно не помню. Помню лишь, что тянулась она более 17 километров, вдоль были высажены скамеечки и урны. По пути встретилось несколько питомников с пальмами.

Когда въезжала в город, то уже прекрасно понимала, что никакой исторический центр смотреть не буду. Я пойду искать еду. А это особый фокус, потому что вокруг царит полное воскресенье, и все закрыто.

У входа в университетский кампус, где мне предстояло ночевать, все парковки для велосипедов были заняты, пришлось как-нибудь подцепляться сбоку. На тротуаре сидели три студентки, громко разговаривали с тем видом, при котором никак не можешь понять, говорит человек так размашисто, потому что слишком много сил и радости, или старается показать – вот я, личность, я завоюю этот мир, вы должны слышать, какие независимые суждения я высказываю.

В кампусе никого не было видно, кроме них, и женщины, которая выдала ключи от номера и благословила идти прямо, потом направо, там будет лифт на третий этаж. Велосипед можно взять с собой в номер.

По блестящему сталью просторному холлу я прошла с великом к лифту, поднялась на этаж и свернула в узкий коридор, за дверцами которого скрывались маленькие конурки. Большую часть номера занимали две кровати, окна не было, зато имелся холодильник и мини-кухня. Я оставила велосипед с рюкзаками в номере и отправилась на поиски пропитания.

На первом этаже присмотрела автоматы со всякой дребеденью и отметила для себя, что в случае тотального невезения, можно разжиться чипсами, шоколадками и газировкой. Но на самом деле, если уж не вставать в героическую позицию, типа могу вынести любые тяготы, мне хотелось еды скучнее и прозаичнее. В идеале – картошки и хорошего куска жареного мяса. Я была согласна потратиться даже на ресторан, лишь бы все было как я хочу.

Я собственно туда и двинула, благо по карте это было недалеко. А в ресторане царил хаос: столы и стулья подпирали потолок, какие-то ковры свисали то здесь, то там. Для еды, разумеется, не было места. Это даже на ремонт не похоже: ощущение такое, словно сюда свезли все столы и стулья, какие были в городе, и напихали в одно помещение.

В животе уныло булькнуло, и я побрела к ближайшему гипермаркету по пустынным улочкам с ровными газонами и аккуратными, воспитанными деревьями. Большой магазин, естественно, был закрыт, и пришлось тащиться дальше. Там, согласно карте, наблюдалось скопление мини-маркетов, так что в одном из них должно было повезти. Я слышала, что именно в маленьких магазинчиках, управляемых лицами неиспанской национальности, можно закупиться в моменты воскресенья, сиесты и отчаяния.

Оттого что я шла одна, усталая, голодная, по чужому вечереющему городу и не знала, сколько еще придется пройти, в глаза еще больше бросалось – насколько безлюдны испанские города. Куда они прячут своих людей? Может, тех настолько достали туристы, что местные научились сливаться со стенами, как хамелеоны?

После еще трех-четырех закрытых магазинов, нашелся один работающий. Я раздобыла там две большие картофелины, баночку каких-то рыбных консервов, хлеб, печеньки и еще какие-то радости. Обратно шла, откусывая от свеженького багета и запивая его кока-колой. Мир стремительно улучшался на глазах.

Join the conversation
2
There are 2 comments , add yours!
Antonio Gil 2 years, 8 months ago

Love your landscapes. Beautiful and peaceful

2 years, 8 months ago Edited
Катерина Гришина Replied to Antonio Gil 2 years, 8 months ago

blush Thank you. I'm very pleased

2 years, 8 months ago Edited
Up
Copyright @Photoblog.com